• Aleksey Veselovsky

Цветы by AW

Говоря о шелкографии, технике коллажа и приемах апроприации, вспоминается афоризм Пабло Пикассо “Хороший художник — копирует, гениальный – ворует!”

В связи с этим хочется вспомнить одну еще одну историю про Энди Уорхола.



С июня по июль 1964 года его «Фабрика» стала сборочной линией по изготовлению “Цветов”. Исполнением работ в технике шелкографической печати Уорхол смог отвлечься от обычного художественного процесса и превратил свою работу в массовое производство. Для выставки в Лео Кастелли он заполнил всю галлерею этими декоративными цветами. Повторяя один и тот же рисунок с разными расцветками и обработками, отдельные холсты, собранные вместе стали огромным садом. Всюду была красота, публика была заинтригована повторениями мотива и цветовым рещением. Шоу завершилось полным успехом и было продано полностью. Фактически это был один из первых выходов на арт-сцену принципа мультиплицированного изображения в качестве такого же массового поп-арт-продукта. Именно этот прием и подход мы знаем как фирменный знак Уорхола, многократно повторенный в его знаменитых Монро и Мао и прочих.



Ну а интрига истории, о которой идет речь, в том, что “Цветы” были основаны на цветной фотографии расцветок гибискуса, опубликованной в выпуске «Современной фотографии» в июне 1964 года со статьей о цветных процессах Kodak. И сделала ее фотограф Патрицией Колфилд. И вот это когда-то неприметное фото неожиданно стало культовой серией картин. Ну и конечно, как там у них водится, Патрисия подала в суд на Уорхола за использование этих изображений. Он по-джентельменски предложил ей два холста с “Цветами”, на что та оказалась. И, в результате, очевидно, сильно продешевив против их современной стоимости, дело в досудебном порядке закрыли просто деньгами.



Сложно представить, сколько бы сейчас эта Патрисия или ее потомки могли бы выручить за право использования в общем-то проходной фотографии, оплаченное двумя холстами с таким сумасшедшим провенансом.


После этого случая, Уорхол понял, что он должен быть осторожнее, чтобы снова не налететь на судебные разборки. Он всегда и много снимал сам, сохранилось более 100000 его поляроидов, а анализ его шелкографий выдают его глубокое знакомство c технологиями фотопечати — соляризацией, изогелией и прочими. Но именно после этого случая, по необходимости, он начал использовать свои фотографии в картинах. Впрочем и дальше он активно продолжал гениально воровать.


Просмотров: 35Комментариев: 1